svetlyachok_vtk (svetlyachok_vtk) wrote,
svetlyachok_vtk
svetlyachok_vtk

Categories:

Фельдшер скорой помощи спас двоих детей из горящей квартиры

Виталий Макаров, фельдшер реанимационной бригады скорой помощи из Рязани вместе с водителем скорой спас двоих детей, вскрыв железную дверь горящей квартиры:


«В тот день, 16 апреля, около полудня мы отвезли в больницу пациента и уже направлялись на новый адрес в сторону центра. Вдруг поступил сигнал на адрес, который находился недалеко от нас – мы развернулись и направились туда. Когда подъехали к девятиэтажке, увидели, что на четвертом этаже горит квартира, окна настежь, из них валит дым, а на подоконнике сидят двое мальчишек малолетних (6-7 лет) в полной растерянности – кричат, плачут, зовут на помощь…

Об опасности

Пожарных еще не было. Внизу люди суетились, растягивали одеяло на случай, если детям прыгать придется. Но это очень опасно! Они сидели на кухне, и окно это возле подъезда расположено, то есть внизу козырек близко, трубы, асфальт, бордюр. А они кричат: «Мы будем прыгать!» Там какая-то женщина им крикнула: «Вы дышать можете?» Они: «Да». Ну, она им руками машет, мол, оставайтесь там.

О ловушке

Мы взяли медикаменты и всей бригадой, включая водителя, поднялись наверх. В подъезде – дым, гарь, а дверь горящей квартиры заперта. У меня только одна мысль в голове была: надо что-то делать, что-то придумать! Во-первых, мы не знаем, как скоро приедут пожарные, а во-вторых, я боялся, что дети прыгнут вниз. Люди кричат, шумят… А дети в таком возрасте не полностью осознают подобные ситуации, и произойти может все, что угодно.

О вскрытии двери

Соседи сначала дали топор, но топор против железной двери мало помог. Потом кто-то принес монтировку, и мы начали отгибать уголок двери, чтобы посмотреть, на какой замок она закрыта. Одному было не под силу – на монтировку мы налегали вдвоем с нашим водителем, Сергеем Сергеевым. Отогнули сначала сверху – видим: на верхний замок не заперто. Стали снизу отгибать. А нижний замок – он тоже серьезный такой: два или три штыря в коробку входят, не помню точно. Мы стали монтировку между коробкой и дверью вставлять и пытаться их расклинить.

Сначала по очереди, а потом сразу вдвоем со всей силы наваливались. Я уже не помню как, но нам удалось расклинить дверь – наверно, спасло то, что замок был закрыт на один оборот. Мы и саму дверь погнули, и коробку, но в итоге штыри вышли из пазов, и дверь открылась.

О спасении

На нас сразу огонь и дым повалили, глаза стало резать, мы отбежали даже. Когда вся эта концентрация в подъезд вышла, я прослезился, проморгался и пошел внутрь с фонариком. Дверь на кухню, скорее всего, была прикрыта, потому что я вообще ничего не видел. Дышать было нельзя, я в подъезде вдохнул и – как под воду ныряешь – задержал дыхание.

Сергей кричал детям, чтобы к нам шли, но они не отзывались. У меня сердце сжалось: неужели прыгнули?! Но нет: выбежали к нам! Видимо, все внимание у них было к людям внизу приковано, поэтому не сразу среагировали.

Снаружи кто-то на телефон все это снимал, я потом смотрел в YouTube: пожарные подъехали как раз, когда мы детей забрали. Мы с Сергеем на руках спустили их к нам в машину (они раздетые, босиком), осмотрели – состояние стабильное. Решили, прежде чем ехать в больницу, дождаться их мать. Она работает кассиром недалеко от дома. Ей сообщили – она прибежала.

О последствиях

На тот момент выраженных симптомов отравления продуктами горения не наблюдалось, но я полагаю, что дымом дети все-таки надышались, потому что из больницы их сразу не отпустили, они там находились несколько дней. В квартире, насколько я слышал, полностью выгорела одна комната, коридор, и кухне досталось.

О причине пожара

Когда я в машине спросил детей, что случилось, они сказали, что подожгли ниточку на диване. А потом в местных СМИ я слышал другую версию: якобы они построили какой-то шалаш в зале и, как полагается, начали разводить костер. Потом тушили его кружками, потому что старший сказал: «Тазиком нельзя – много воды нальем, на нас будут ругаться».

О работе

Работаю на скорой десять лет. Сейчас я фельдшер реанимационной бригады. Мы выезжаем на адреса, где случаи тяжелые: автоаварии, падения с высоты, утопления, пожары… Либо другая бригада вызывает нас в помощь, если что-то очень серьезное.

Раньше из огня мне не приходилось никого вытаскивать. Бывают случаи, что до прибытия МЧС мы самостоятельно эвакуируем пострадавших из покореженных автомобилей, а когда не получается это сделать, оказываем помощь прямо на месте: человек зажат в машине – мы ему вводим катетер, ставим капельницу, чтобы продержался до приезда спасателей со специнструментом.

Периодически нас в полицию приглашают. Идет расследование какого-то происшествия, а мы как свидетели. Но у нас эти происшествия как страницы мелькают перед глазами, и мы часто не можем вспомнить, где и когда это было.

О смертельных исходах

Мы делаем свою работу до конца, делаем все возможное, но поскольку специализируемся на тяжелых случаях, смерть приходится видеть часто. Но мы по-другому это воспринимаем – не как что-то ужасное, а как неизбежность. Либо смогли спасти, либо не смогли; либо успели до стационара доехать, либо не успели – не все, к сожалению, зависит от нас.

О водителях

У Сергея работа тоже не из легких: почти каждый маршрут – вопрос чьей-то жизни или смерти. Водители на дорогах разные бывают: кто-то издалека нас видит и начинает прижиматься, а кто-то не пропускает – не то чтобы намеренно, просто сейчас много девушек неопытных за рулем, они теряются, когда сирену слышат.

О графике

Мы работаем сутками – сидеть не приходится, катаемся непрерывно; хорошо, если удастся заехать на станцию пообедать. Когда «тяжелых» вызовов нет, едем по обычным адресам. Тяжело, конечно, целые сутки по этажам бегать, притом, что у нас через адрес – носилки. В лифт они с пациентом не помещаются – приходится по лестнице. Но мы привыкли, справляемся.

О пациентах

Каждый требует к себе особого внимания, многие ругаются: «Почему так долго едете?!» Люди просто не в курсе, что у нас за смену в среднем по 20 адресов, из них половина – это госпитализация. А бывает, что везешь тяжелого пациента в стационар, при этом уже следующий адрес висит, а то и два, и вдруг… все – надо разворачиваться в другое учреждение. Ведь не мы виноваты, что бригад по городу не хватает, а высказывают все нам.

О правилах

По инструкции мы должны работать на границе очага, то есть спасатели делают свое дело – мы потом оказываем первую медицинскую помощь. Лезть в зону опасности нам не разрешается, так что в тот день мы нарушили правила. Ну, сами понимаете: видеть, как дети сидят на краю окна, задыхаясь от дыма… Ну, как тут можно молча стоять и ждать?»

Источник: priderussia.ru
Tags: ГЕРОЙ, ДОБРЫЕ ДЕЛА, НЕСПАСИБНАЯ ДОБРОТА, РОССИЯ, Собеседник
Subscribe
promo svetlyachok_vtk march 16, 2015 21:37 7
Buy for 20 tokens
Не прожить бы мне жизнь Лишь "для галочки"... Стать у Бога бы Мелкой галечкой... Худ. Александр Аверин Не колонною И не стелою, А прибрежною Галькой белою... Не булыжником В чью-то голову, Не кирпичиком На дороженьке, Не подделкою Самоцветною – Просто галечкой...…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments